Фанфик – Любовь бывает разная

1

Автор: dyell

Часть 1

Я помотала головой, отгоняя головокружение, и вновь безуспешно попыталась открыть глаза. С моим телом происходило что-то странное: оно словно было погружено в какую-то теплую студенистую массу, только кисти рук и голова двигались

свободно, да нижняя половина тела, хоть и не могла пошевелиться, но и не чувствовала этого кисельно-аморфного давления. Глаза по-прежнему отказывались подчиняться; я вдруг с запозданием поняла, что они надежно завязаны.

Господи, что происходит? Где я вообще? Меня захлестнула волна паники; я дернулась, пытаясь вырваться из плотного студня, сдавившего мое тело от шеи до пояса, но безуспешно. Так, Алекс, успокойся, истериками делу не поможешь. Что я помню последним?

Я встала утром, позавтракала и отправилась в шахту. Копала, рубила, собирала, пока не наткнулась на поперечный ход. Да, точно, абсолютно прямой ход высотой вдвое выше ширины; я едва помещалась в него, и он тянулся в обе стороны, сколько хватало зрения. Я заглянула вправо, потом влево… или наоборот? Неважно. Потом что-то прилетело из-за спины, ударилось в стену и разбилось. Что-то стеклянное… Я подумала, что это ведьма подкралась сзади, обернулась и увидела того самого парня с белыми глазами… Того, что следил за мной тогда из тумана. А потом был запах… да, сильный неприятный запах. Я успела сделать лишь пару шагов, а потом у меня закружилась голова. Кажется, я упала… все, больше ничего не помню.

Послышались шаги. Я навострила ушки, пытаясь понять, что вокруг происходит. Шаги были медленными, тяжелыми, и я решила, что они принадлежат мужчине. Наверное, тому белоглазому… Господи, мне страшно! Чего он хочет от меня?

Что-то едва слышно свистнуло, и прежде, чем я догадалась, что это, ягодицы обожгла резкая боль. Я непроизвольно вскрикнула и дернулась; бесполезно — ноги тоже были к чему-то привязаны. Изначальное онемение прошло, и я чувствовала шершавые веревки, обмотанные вокруг щиколоток. К тому же, я, кажется, была полностью раздета.

– Так-так, — послышался вкрадчивый голос над ухом. В нем слышались чуть истеричные, визгливые нотки, и от этих звуков меня вдруг всю передернуло, — наша маленькая рыжая паршивка Алекс проснулась.

Я решила не отвечать. Впрочем, он, кажется и не ждал моего ответа.

– Боже мой, Алекс, как ты могла! — моей щеки коснулся слюнявый язык, прошелся снизу вверх, оставляя на коже мокрый след. Фу. — Ты должна была стать хранителем этого мира, а стала его бичом.

Что? Хранителем? Бичом? Этот парень рехнулся?

– Зачем, зачем ты убивала несчастных коровок? Они хотели жить, кушать травку и откладывать аккуратные кучки навоза. А ты заколола их мечом, содрала шкуру и съела их плоть. Зачем, Алекс? Тебе мало пшеницы, морковки и картошки? Есть яблоки, в конце концов! И яйца! Если тебе так хотелось есть живых существ, ты могла есть яйца! Ты могла ловить рыбу, но нет! Тебе надо было сожрать моих милых коровок! Алекс, ты что, маньячка?

Кто-то здесь точно маньяк, и это не я. Чья-то ладонь сгребла меня за волосы и подняла голову; не больно, но унизительно. Второй рукой он погладил меня по не облизанной щеке, большим пальцем провел по губам, раздвинул их, стараясь пролезть вглубь рта. Я терпела несколько секунд, крепко сжав зубы, а потом со всех сил цапнула его за палец. Во рту появился привкус крови; надеюсь, что не моей.

– Маленькая кровожадная Алекс, — мерзко захихикал мой мучитель. Едва не вывернув мне зубы из десен, он протолкнул палец в мой рот и принялся там елозить. Похоже он совсем не чувствует боли; а я вот чувствую. Пришлось убрать зубы; они мне еще пригодятся.

– Ты похожа на злобного щеночка, Алекс, — он уже практически трахал мой рот пальцем, не давая мне ни отвернуться, ни закрыть рот. — Так забавно кусаешься. Но если ты будешь делать так дальше, мне придется выбить твои милые маленькие зубки.

Он резко прекратил развлечение, отпустил мою голову; я брезгливо сплюнула противную слюну. Что этот ублюдок придумает еще? Изнасилует меня? Искалечит? Убьет?

Мне вдруг стало по-настоящему страшно. Он же явно чертов маньяк, он будет мучить меня годами, резать на части, насиловать, жечь железом… Впрочем, может все не так плохо? Соберись, Алекс, ты справишься! Просто нужно улучить момент и сбежать. Может поговорить с ним? Я открыла было рот, чтобы что-нибудь сказать, но в этот момент произошли две вещи.

Во-первых, два густо смоченных слюной пальца легли мне прямо на клитор и принялись мягко, но сильно массировать его. Во-вторых, что-то скользкое, мягкое и не очень толстое коснулось моего ануса и принялось, вибрируя, вкручиваться внутрь меня.

Не поймите меня неправильно, но… У меня два месяца не было секса. А я это дело люблю, даже очень. Да еще и лишение подвижности… если честно, это меня возбуждает. В общем, я кончила, и вместо слов изо рта вырвался невольный стон.

– Стонешь как шлюха! — обрадовался маньяк. — Мне это нравится! Приятно познакомиться, Шлюха Алекс, я — Херобрин. Херобрин — Шлюха Алекс, Шлюха Алекс — Херобрин. Можешь звать меня просто Хозяин.

– Да пошел ты! — прошипела я, сжимая зубы, чтобы сдержать стон. Скользкий отросток тем временем, преодолел рефлекторное сопротивление моего сфинктера и проник в меня, плотно заполнив собой прямую кишку. Он мелко подрагивал и, кажется, набухал. В общем, было приятно; что там за тентаклевый монстр?

– Дерзкая, дерзкая шлюшка! — разочарованно-обиженно протянул Херобрин и, не успела я пикнуть, как его пальцы сильно и больно сжали клитор и принялись крутить его. Я заорала в голос, не в силах сдержаться. Было и больно, и приятно одновременно; хорошо быть мазохисткой.

Проси прощения, — в нежную плоть вонзились острые ногти. Вот это уже реально больно; я дернулась, но избавиться от него не было никакой возможности.

– Простите…Хозяин, — может, он успокоится, если я его так назову?

Херобрин захихикал, отпустил меня и отошел куда-то в сторону. Мои глаза по-прежнему были закрыты повязкой;, а то непонятное существо, что имело меня в зад, разошлось на всю катушку. С громким хлюпаньем оно долбило меня, истекая таким количеством слизи, что она давно уже стекала у меня по бедрам; наверняка и на полу уже натекла лужа. В общем, неудивительно, что вскоре меня снова сжало судорогой удовольствия.

Странное это было ощущение. С одной стороны, мне было, безусловно, страшно. Очень страшно. Я боялась Херобрина, я боялась этой непонятной хрени, трахающей мой зад. Я чувствовала, что хотя пока все более-менее терпимо, в любой момент может начаться дикий ад. С другой стороны, мое тело, а также вечно прячущаяся в темных закоулках психики темная сторона моей личности, явно были довольны происходящим. Темная Алекс так вообще от эйфории вся растеклась липкой лужицей.

– Алекс, будь лапочкой, открой ротик, — раздался голос откуда-то сверху, две ладони обхватили мою голову, приподнимая лицо, а в губы ткнулось что-то мягкое и теплое. Да ладно, чего уж строить девственницу, я сразу поняла, чего он хочет, и чем мазнул по губам. Выбора у меня особо не было — я помнила угрозу про зубы и была уверена, что при необходимости, он способен ее выполнить. Поэтому я открыла рот пошире и позволила Херобрину загнать в него член.

– Хорошая девочка, – он, не теряя времени даром, загнал его по самое основание, проникнув кончиком мне в горло и тут же вытащив. Я закашлялась, стараясь подавить рвотные позывы; только блевануть мне сейчас не хватало.

– Не так… глубоко… пожалуйста… — выдавила я между приступами кашля.

– Открой рот, шлюха и заткнись, — послышалось сверху.

Пришлось подчиниться. Впрочем, он, как ни странно, внял моей просьбе; может быть, пожалел, а может, не хотел, чтобы меня вырвало ему на член. Так или иначе, он довольно быстро, но неглубоко елозил членом по моему языку; я по мере сил помогала ему, надеясь, что он кончит и успокоится.

– Слайси, давай во вторую, — скомандовал кому-то Херобрин, и я почувствовала, как между ног проскальзывает какая-то липкая хрень. У него там точно тентаклевый монстр…

Оказывается, пока склизкая фигня имела меня в зад, обмазывая заодно ноги и задницу слизью, я нехило возбудилась. И теперь, когда в меня проникло два таких щупальца, причем одно из них, судя по ощущениям, было толщиной с руку… Даже не знаю, как это описать. С одной стороны, было немного больно, с другой — такого острого потока удовольствия я не испытывала никогда. Хорошо, что я не сжала зубы от наслаждения; вместо этого, я заорала во все горло. Со стороны это, наверное, звучало как мычание, потому что Херобрин продолжал насиловать меня в рот, но мне было все равно; я не слышала ни себя, ни окружающих. Все бы хорошо, вот только в самый разгар процесса я вновь почувствовала тот самый запах…

* * *

На этот раз глаза открылись без проблем. Я помотала головой, села и огляделась.

Я сидела посреди круглой плоской площадки, окруженной лавой, абсолютно голая, измазанная бледно-зеленой слизью с головы до ног, с противным горьковато-соленым привкусом в рту. Без инструментов, оружия, еды и даже одежды. Стены пещеры терялись во мраке — значит я где-то возле бедрока. Об этом же свидетельствовало огненное озеро.

И что мне делать? Через озеро я не переберусь — просто сгорю. Останусь на островке — умру с голода. Он решил меня таким образом добить?

Откуда-то из темноты раздался издевательский хохот, и из лавы с грохотом, расплескивая раскаленные брызги, поднялись каменные блоки. Ну, как сказать поднялись — лава было точно на уровне площадок. На расстоянии трех блоков друг от друга они пунктирной цепочкой уходили куда-то во тьму. Делать было нечего; я тщательно оттерла ноги от слизи, чтобы не подскользнуться, и, разбежавшись, прыгнула на первый камень…

Часть 2



Читайте также: